Nataf2013
Cockles is real!!! (c)
Автор: Nataf

Фэндом: Сверхъестественное
Персонажи: Дин/Кас, Сэм, Кроули

Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Hurt/comfort
Предупреждения: Смерть персонажа

Размер: Миди, 23 страницы
Кол-во частей: 7

Описание:
Внутри Дина словно что-то оборвалось. Снова. Еще одна ниточка надежды. Надежды на то, что все будет хорошо, что они справятся. Потому-что всегда справлялись. И сейчас должны. Обязаны...

Посвящение:
Всем моим любимым читателям и, конечно же, бессменной музе - secret formula

Примечания автора:
Читайте предупреждения!

Это моя проба пера в указанных жанрах и с подобными предупреждениями, поэтому жутко переживаю и нервничаю сама...

Часть 1

- Кас!!! – Дин сжимал в объятьях, задыхающегося от боли брата. – Кастиэль!!! – он кричал изо всех сил, срывая голос, но Ангел все не появлялся. – Да где тебя носит?!
Сэм хрипел, скрипел зубами и метался, как в бреду. Дина захлестнуло отчаяние.
- Сэмми, ну же! Я с тобой, братишка, все обойдется…- Он повторял эти слова, словно пытался сам себя в этом убедить.
- Ка-а-а-с!!!
Дин поднял глаза к небу и замер. Черное, мрачное небо, сколько видел глаз, озарялось яркими вспышками. Это было похоже на метеоритный дождь… Похоже, но нет… Это были ангелы. Ангелы, изгнанные с неба. И теперь они падали, теряя горящие крылья и с ужасающей скоростью приближаясь к земле.
Внутри Дина словно что-то оборвалось. Снова. Еще одна ниточка надежды. Надежды на то, что все будет хорошо, что они справятся. Потому-что всегда справлялись. И сейчас должны. Обязаны! Они вместе, обряд не завешен, Сэмми будет жить и это самое главное. Они, как всегда, придумают, как выбраться из этой передряги, а Кас им поможет. Кас… И тут до Дина дошло…
- Нет… Кас…
От звука его голоса Сэм вздрогнул.
- Что такое?
- Ангелы… Они падают…

Вечернее небо, затянутое темными тучами, продолжало вспыхивать новыми огненными росчерками. Винчестеры безысходно смотрели вверх, все еще не веря, что это происходит на самом деле.
- Нет, нет, нет… - Бормотал Дин, – Не может этого быть… Неужто Метатрону удалось изгнать всех Ангелов с небес на землю… - Его голос осекся, он резко повернулся к брату, - Сэмми… они… все… падают… Кас… Я не знаю, где он… - В его взгляде металась паника.
- Иди… - Сэм положил руку брату на плечо, - Ты нужен ему. Ты должен его найти.
- Нет, Сэмми, я тебя не оставлю и…
- Дин! – Сэм оборвал его, не дав договорить, - Иди. Со мной все будет хорошо. Сейчас, из нас двоих, ты больше нужен Кастиэлю…
Внутри Винчестера боролись желание остаться с братом и стремление броситься на поиски Падшего Ангела. Его Ангела.
- Иди. – Сэм сжал пальцами его плечо и устало прикрыл глаза, опуская руку, - Мне, правда, лучше.
Дин притянул брата к себе.
- Сэмми, я скоро. Обещаю! – С этими словами он вскочил на ноги и бросился к лесу. Он не знал, там ли его непутевый Ангел, или он движется в неверном направлении, но сидеть, сложа руки и бросить Кастиэля в беде он не мог. Второй раз он этого не допустит. Не сейчас, когда Кас остался без своих крыльев, потеряв с ними всю ангельскую силу. Дин даже думать не хотел, насколько тому сейчас страшно, в каком он отчаянии.
- Ка-а-а-с!!! Черт тебя дери… Кастиэль!!! – Он бежал, не разбирая дороги, по грязным лужам, скользя ногами по опавшим листьям и не успевая уворачиваться от хлестких веток, царапающих лицо.
Он не хотел думать о самом страшном…




Сэм проводил взглядом брата и обернулся на полуразрушенную церковь. Внутри все жгло, словно по венам текло расплавленное железо, боль была адская. С трудом поднявшись на ноги, пошатываясь и давая себе передышки, кусая губы, чтобы не закричать, нетвердыми шагами он направился к покосившимся ступенькам.

У него еще есть неоконченное дело… Третье испытание… Он обязан завершить обряд и закрыть врата ада. Теперь, когда Ангелы пали, выбора не было. Без поддержки небесной армии, чашу весов неизбежно перевесит и землю заполонят бесчисленные демоны и, черт знает какие еще, адские твари. Сэм тряхнул головой – Дин, зная о последствиях, ни за что не дал бы ему закончить испытания.
- Не сердись на меня, брат… Ты поймешь… Может не сейчас, позже, но ты меня поймешь…
Сэм решительно перешагнул порог. Звук его шагов гулким эхом отражался от облезлых стен и затихал под дырявым сводом.

Кроули сидел там же, где они с Дином его оставили. Винчестер обошел стул, к которому он был прикован, проверил цепи и посмотрел в лицо Демона. Он выглядел жалким. На нижней губе запеклась кровь, на грязных щеках были видны светлые дорожки от слез. Король Ада плакал. Он поднял глаза на охотника, пытаясь поймать его взгляд.
- Ты пришел закончить начатое? – Его голос был едва различим, Сэму пришлось приблизиться, входя в начерченный на полу круг, чтобы разобрать слова.
- Ты готов?
Кроули молча кивнул и опустил глаза.
- Я столько всего натворил, Сэм… Я делал страшные, ужасные вещи… - его лицо исказилось гримасой боли, - Как мне искупить свою вину? Смогу ли я когда-нибудь ее искупить?..
- Ты можешь попытаться – это самое малое, что в твоих силах. – Он положил руку на спинку стула и его голос понизился до шепота, - Мы можем попытаться… И верить, что мы, не смотря ни на что, все же достойны прощения.
- Сэм, я слышал твой разговор с братом о том, в чем ты исповедовался…
- Сейчас речь не обо мне. - Охотник отстранился и поднял с пола книгу. – Давай все закончим.
Кроули покорно опустил голову.




Сэм читал заклинание, а Демон вторил ему, едва слышно повторяя слова. Кровь в жилах Сэма вновь, раскаленным металлом, полыхнула внутри. Он согнулся пополам от невыносимого жжения, но продолжил читать. Дрожащими руками он сорвал повязку, которой Дин прикрыл рану, оставленную на ладони ножом. Кровь толчками вытекала из нее, тягучими каплями стекая на обшарпанный пол. Он поднес ладонь ко рту Демона и тот, без возражений, накрыл ее губами, делая глоток.
Сэм чувствовал, как силы оставляют его. Как из него толчками уходит жизнь, забирая с собой невыносимую боль. Последним усилием он вложил ключ от наручников в руку Кроули и носком ботинка стер границу демонской ловушки.

В мозгу проносились картинки из прошлого. Мать, отец, Джесс… Ярким пятном всплыло лицо Дина…
- Прости, брат… - Произнес он одними губами. Сил на слова уже не осталось.
Образ Дина постепенно тускнел, пока не исчез совсем. Мир вокруг померк, колени подкосились и Сэм рухнул на пол. Последней его мыслью было, что он поступил правильно…




Дин пробирался сквозь чащу, ломая кусты и выкрикивая имя Каса. Начался дождь, его одежда намокла и прилипла к телу. Он остановился.
- Ка-а-а-а-с!!! – Голос был чужим и охрипшим.
На что он вообще надеялся, ринувшись на ночь глядя в лес? С чего он вообще решил, что Кастиэль где-то тут? Он мог быть где угодно. Возможно, совсем в другой стороне, или даже на другом континенте. Дин присел на корточки закрыв лицо руками.
- Кас, недоразумение пернатое, где же ты?
Тьма вокруг сгущалась. Винчестер поднялся на ноги и, в последний раз оглядевшись по сторонам, повернул назад. Вдруг, внутри шевельнулось какое-то неприятное чувство, заставив сердце сжаться. Дин непроизвольно ускорил шаг.

Плохое предчувствие не покидало его всю обратную дорогу, постепенно нарастая. Он сорвался на бег, проклиная себя, что так опрометчиво оставил младшего брата одного. Несколько раз ему казалось, что он сбился с пути, но очень скоро ноги сами вынесли его к заброшенной церкви.
Импала одиноко стояла на прежнем месте. Дин судорожно пошарил глазами возле нее – Сэма нигде не было. Сердце пропустило удар. «Наверное он укрылся от дождя в машине», - мелькнула надежда, но она тут же угасла, когда Дин рывком открыл дверь и обнаружил пустой, холодный салон. Он с тревогой перевел взгляд на церковь.

Предчувствие с новой силой взметнулось, переворачивая внутренности. Он в несколько секунд преодолел расстояние, отделявшее его детку от крыльца и замер перед тяжелыми дверьми, не решаясь войти. Внутри было тихо. Слишком тихо… Он сглотнул застрявший в горле ком и шагнул вперед.
Самое страшное предположение, о котором он и думать боялся, самая ужасная картина, которую он упорно гнал прочь из мыслей, самый жуткий кошмар предстал перед ним.




Сэм лежал на полу, в какой-то нелепой, неестественной позе, раскинув руки в стороны. Дина затрясло.
- Сэм… Сэмми… - Он приблизился к брату, рухнув возле него на колени – Нет… Господи, нет… - Рывком поднял Сэма за плечи, прижимая спиной к своей груди, сгреб в охапку обмякшее тело, прижимаясь щекой к щеке и пытаясь прощупать пульс на шее.
Он рванул в сторону рубашку, прижимая ладонь слева, там, где должно было биться сердце, но ничего не почувствовал.
- Нет, нет, нет… - Он продолжал тормошить брата, - Сэмми, нет! Я же должен был за тобой присматривать! Я обещал отцу! Я не должен был оставлять тебя! Ты не можешь умереть вот так… Только не так…
Долго сдерживаемые слезы хлынули из глаз, сметая стену, построенную вокруг сердца охотника. Глухие рыдания рвались из груди.
- Сэмми… Ну же… Очнись! Не бросай меня одного… У меня же, кроме тебя, больше никого не осталось!
Дин закричал. Звуки, вырывающиеся из его горла, больше походили на звериный вой. Он кричал снова и снова, пока не сорвал голос.

Дин раскачивался вперед-назад, обхватив остывающее тело брата поперек груди, что было сил, прижимая к себе, словно это могло что-то изменить, вновь вдохнуть жизнь, заставить сердце снова биться…
Сколько он так просидел, уткнувшись лицом в плечо брата, он не знал, мозг отключился от реальности, подавляя эмоции, чтобы не сойти с ума.




Когда за окном начало светать, Дин медленно поднялся, на негнущихся ногах дошел до машины, открыл багажник и достал маленькую, жестяную коробочку. Открыл, проверил содержимое – все на месте.
Прижимая коробку к груди, он дошел до перекрестка, опустился на колени, старательно закапывая ее. Движения были машинальными, можно даже сказать привычными. Они это все уже проходили. Сейчас явится Демон перекрестка, Дин пойдет на любое соглашение и тот вернет ему Сэма.
Только вот никто не приходил…
- Дин… - Тяжелая ладонь легла на плечо охотника и он резко развернулся, сбрасывая ее.
- Кроули… - Глаза Дина злобно сузились, он потянулся к поясу, поздно соображая, что оружия у него при себе нет.
- Дин… Никто не придет… - Голос Кроули был, на удивление, мягким. – Сэм завершил третье испытание… Ворота Ада запечатаны, никто не может покинуть его пределы… - Дин сверлил его непонимающим взглядом.
- Но ты ведь здесь? Как??? Или на Короля Ада этот запрет не распространяется?
- Дин, ты не понял. Ад – запечатан. Все, кто был внутри, заперты там и не смогут выбраться, а те, что были снаружи, остались здесь…
Винчестер смотрел сквозь него. Смысл сказанного постепенно доходил до его измученного сознания. «Три испытания»… «Замысел Божий»… «Жертва»… Мысли проносились в его голове, постепенно, по кусочкам собираясь в единую картинку.
- Мне жаль…
Дин вскинул на Кроули отсутствующий взгляд.
- Мне нужно к брату.
- Дин… - Тот не желая больше ничего слушать, оттолкнул Кроули с дороги и, опустив плечи, побрел назад, чувствуя спиной пристальный взгляд исцеленного Демона.




Сэм лежал на том же месте, где Дин его оставил. Глаза закрыты, на лице застыло спокойствие. Темные, отросшие пряди волос в беспорядке разметались в разные стороны. Он словно спал. Казалось, он просто устал и вырубился прямо тут, на деревянном полу, даже не дойдя до машины.
Дин аккуратно, кончиками пальцев, как будто и правда, боясь разбудить, убрал со лба младшего брата вечно мешающую челку, провел по щеке и вздрогнул – она была холодной, как лед. Он закрыл лицо руками, посидел немного рядом и тяжело поднялся.

В багажнике было все необходимое. Дин помедлил, отодвинул в сторону банку с солью и взял лопату. Он оставил шанс Бэнни, оставит его и для Сэма.

Могилу он вырыл на заднем дворе церкви, под раскидистым деревом. Он осторожно перенес туда тело брата, бережно завернув его в кусок ткани, очевидно занавески, найденной за алтарем. Не в силах смотреть, как комья мокрой земли постепенно скрывают его самого близкого человека, он торопливо, глядя в сторону, зарыл могилу. В изголовье он вбил деревянный крест, на поперечине которого вырезал два слова: «Сэм Винчестер».
- Увидимся, Сэмми…



Он задумчиво стоял, медленно обводя пальцами буквы на кресте. Слез уже не осталось. Была только зияющая дыра, которую не заполнить ничем, пустота в душе, словно в этой могиле, вместе с телом брата, он похоронил часть себя…



Часть 2

Дин Винчестер всегда был сильным, но смерть брата подкосила его. Сколько раз уже он собирался пустить пулю в лоб… Ад его не пугал, нет… Его останавливало только то, что, возможно, тогда он больше никогда не увидит Сэма. Лишь надежда на это заставляла его каждое утро вставать с постели и заниматься привычными делами.

Дни складывались в недели, недели в месяцы. Дин с головой ушел в работу, словно истребить как можно больше нечисти, стало для него смыслом жизни. А в остальном ничего не изменилось. Вечные дороги, дешевые мотели, фальшивые паспорта и кредитки. Разве что, теперь ему требовалось чуть больше виски, чтобы заснуть и не видеть сны.

Дина мучили кошмары. Ему снилось, что Сэм не умер, просто уснул, а теперь проснулся и не может выбраться из могилы, задыхается под метровым слоем земли, не в силах пошевелиться, крикнуть, позвать на помощь.
Когда Дину впервые приснился этот сон, он подскочил среди ночи, гнал несколько часов, как сумасшедший, пока не добрался до старой, заброшенной церкви с одинокой могилой на заднем дворе. Умом понимая, что это бред, Винчестер все же едва удержался, чтобы не броситься руками расшвыривать немного просевший холмик, поросший травой. Вместо этого он поправил слегка покосившийся крест, убрал с могилы пару упавших с дерева сухих веток и долго сидел, прислонившись к колесу своей детки, глядя, как ветер перебирает свежую траву и цветы, распустившиеся на могиле брата. Больше он туда не возвращался.




Еще Дину часто снился Кастиэль. В каждом его сне Кас погибал. Дин видел его, то тонущего в водохранилище, то разрываемого на части Левиофанами в Чистилище, то, как он разбивается о землю, потеряв крылья и упав с небес. Сны о падении были особенно яркими. Дин шел по лесу, продираясь сквозь кустарник и до хрипоты звал Падшего Ангела, пока не натыкался на его окровавленное тело, точнее то, что от него осталось. Он знал, что это Кас, только благодаря неизменному бежевому плащу. А когда он пытался его перевернуть, вместо лица видел только кровавое месиво с нереально синими, застывшими глазами, смотрящими прямо на него. Дин просыпался с криком, в холодном поту и не мог уже уснуть до утра.

Дин звал смерть, молил ее сжалиться и забрать его, но она, словно насмехаясь, обходила его стороной. Будто мало на его долю выпало горя и она хотела еще больнее ранить его, заставить мучиться и страдать.




Все окончилось внезапно. Была промозглая ноябрьская ночь. Холодный свет луны едва пробивался сквозь клочья туч, тут же пропадая снова. Дождь лил стеной, заставляя случайных прохожих торопливо спешить по домам, спасаясь от разыгравшейся непогоды.

Дин вышел из бара на окраине какого-то захолустного городка, поежившись, поднял воротник куртки и бегом добрался до Импалы, припаркованной неподалеку от входа. Его детка ждала его, ласково скрипнув кожаным сиденьем, когда Винчестер, привычно усевшись в водительское кресло, завел двигатель, включил печку и, сделав погромче любимую песню ACDC «Highway To Hell», выкатил со стоянки, направляясь прочь из города.

Миновав несколько слабо освещенных проулков, он выехал на шоссе и вдавил педаль газа в пол, оставляя позади очередное завершенное дело в очередном городке, с удовольствием, слушая рев двигателя, который почти перекрывал рок в динамиках. Дворники едва справлялись с потоками воды, льющейся с неба, фары освещали лишь несколько метров дороги впереди мчащейся машины.
Дина это мало беспокоило – на шоссе в столь поздний час, да еще в такую погоду не было ни одной машины, тусклый свет фонарей по обочинам мало освещал, но все же обозначал изгибы дороги впереди и Винчестер уверенно гнал вперед, чтобы к утру добраться до очередного безликого городка с непримечательным названием, где его ждало новое дело.

Внезапно, фары выхватили из темноты силуэт мужчины, идущего по обочине. У Дина защемило сердце – слишком знакомой была ситуация. Что-то подобное уже было в его прошлой жизни. Дорога, Импала, привычный силуэт в плаще, бредущий по краю дороги… Он судорожно вглядывался в зеркало заднего вида, пытаясь рассмотреть человека, мелькнувшего в свете фар и слишком поздно заметил, лежащую поперек дороги ветку. Дин резко крутанул руль, пытаясь объехать препятствие, но на скользкой дороге было слишком трудно справиться с управлением. Машину, налетевшую колесом на злополучный кусок дерева, подбросило в воздух, несколько раз перевернуло и вышвырнуло в кювет.




Оглушающий скрежет металла об асфальт, размытые пятна фонарей, слившихся в одну яркую вспышку и дикая боль во всем теле. Потом звуки затихли, наступила звенящая тишина, боль отступила и в памяти Винчестера, как в калейдоскопе, сменяя друг друга, закружились лица родных людей – матери, отца, Сэма, Бобби, Каса… Это было последнее, что он видел, погружаясь во мрак…



Часть 3

Резкая вспышка боли пронзила грудь, подбрасывая вверх. Словно сквозь вату слышался вой сирен, голоса людей… «Еще разряд… Чисто…» и новая вспышка, как удар молнии, встряхнула его тело, заставляя выгнуться и вновь упасть вниз.

«Тук-тук… тук-тук…» - какой-то навязчивый стук мешал сосредоточиться, пульсируя в висках. «Есть пульс…» - донесся до него женский голос. Дин почувствовал, как ему на лицо легло что-то прохладное и сразу стало легче дышать. Сделав пару вдохов, он снова отключился, но тихий, размеренный стук, где-то на границе сознания, подсказывал ему, что он все еще жив.




Дина собирали буквально по кусочкам. Было проще сказать, что у него не было сломано, чем перечислить все повреждения. Он почти не приходил в себя, но в забытьи, упрямое сознание вновь и вновь подсовывало ему воспоминание о силуэте с дороги. Что это было? Шутка утомленного разума, галлюцинация? Или, в самом деле, на обочине был человек? Дин цеплялся за эту мысль, как утопающий за спасательный круг. Ему сейчас необходимо было что-то, чтобы удержаться на плаву… хотеть удержаться. И он хотел. Безумно хотел. Потому-что, кроме этой зацепки у него больше ничего не было.

В какой-то мере, можно сказать, что пребывание в аду для Дина пошло на пользу. Такая вот ирония судьбы. Он теперь иначе относился к боли. Что ему выпало испытать там, не шло ни в какое сравнение с теперешними травмами.

А врачи поражались стойкости Дина и его желанию жить. Знали бы они, что не так давно, этот человек сам искал смерти, желал ее, звал. Как мало все же нужно, чтобы желание бороться за свою жизнь вернулось – нечеткий силуэт, вызвавший воспоминание, хрупкую надежду, что не все еще потеряно.




На седьмые сутки после аварии Дин пришел в себя.

Словно издалека до него доносились какие-то звуки. Винчестер попытался открыть глаза, но это оказалось не так-то просто. Веки были словно накрепко заклеены скотчем. Дин попытался поднести руку к лицу, но у него ничего не вышло - тело было словно чужое и отказывалось повиноваться. Это было неприятно и страшно. Винчестер хорошо помнил аварию помнил голоса врачей, хлопотавших вокруг него, помнил обрывки коротких фраз, которыми они перебрасывались, пока везли его в операционную. "Серьезная травма головы"… «Множественные переломы»… «Потерял много крови»… «Будет чудом, если он выживет»… В его памяти всплыл взволнованный мужской голос: «Ну же, парень… Не сдавайся, борись… Не вздумай умирать…» И Дин боролся. Слушал этот незнакомый голос и, что было сил, цеплялся за него. У них получилось. Он выжил.

Он еще раз попытался открыть глаза. На этот раз веки чуть дрогнули и Дин тут же опустил их обратно , жмурясь от яркого света больничных ламп.
«Так. Уже хорошо. Теперь следующий шаг». Дин сконцентрировался на пальцах рук, стараясь пошевелить ими. Ничего не произошло. «Без паники». Винчестер набрал в легкие побольше воздуха и ребра тут же отозвались резкой болью. Он даже ей обрадовался – тело еще чувствует. Дин осторожно выдохнул.
«Вторая попытка»… Все свое внимание он направил на это усилие. Плечо, предплечье, кисть… «Ну!»… Пальцы, неохотно повинуясь сигналам мозга, дрогнули. Это слабое движение тоже далось с болью, но Дин, не обращая на нее никакого внимания, продолжал попытки сжать руку в кулак. Уголки губ тронула торжествующая улыбка, когда у него это получилось.

Огромным усилием воли он оторвал руку от больничной койки и, превозмогая боль, медленно поднес к лицу. Пальцы нащупали бинты, обхватывавшие голову и какие-то непонятные трубки, идущие ко рту. «Что за хрень?» Дин потянул их, чувствуя, как горло сжимается, подавляя рвотный рефлекс, выдернул чертов пластик, роняя руку в прежнее положение. «Ну вот, так-то лучше!» Он был невыразимо горд собой за эту маленькую победу над собой. Винчестер терпеть не мог чувствовать себя беспомощным.

Дин снова попытался осмотреться и на этот раз у него получилось. Он медленно поднимал веки, давая глазам привыкнуть к яркому больничному освещению и пытаясь сфокусировать взгляд на своем теле. «Так… руки-ноги, вроде, на месте – уже хорошо…» Он скользнул взглядом вниз, отметив, что справа колено было плотно забинтовано, а с левой стороны гипс полностью скрывал всю ногу от бедра до пальцев. Они нелепо торчали из-под повязки и ужасно чесались… Винчестер, почти счастливый, расслабился. Чувствительность сохранилась, он не парализован, а остальное – фигня, заживет. И не такое бывало.
Едва заметная мальчишеская улыбка заиграла на его лице и он позволил себе расслабиться.
Вдруг, краем глаза, Дин уловил сбоку какое-то движение и, с удивлением обнаружил, что находится в палате не один.

Спиной к нему, одетый в больничный халат, стоял темноволосый мужчина. Он держал в руках какие-то бумаги, очевидно, медицинскую карту Винчестера и внимательно изучал ее, перелистывая страницы.
Дин непроизвольно задержал дыхание. Эти взлохмаченные волосы, прямая спина, ровная линия плеч… Воображение быстро дорисовала в уме бессменный бежевый плащ… Не может быть…
Сердце беспорядочно забилось, заметалось, как птица в клетке, кровь прилила к лицу, окатив его волной жара
- Кас… - В голове Дина это прозвучало, как крик, но из горла вырвался лишь едва слышный, хриплый шепот. Дин облизал пересохшие губы. – Кас… - Он не узнавал свой голос, настолько тихим и безжизненным он был. Горло саднило, язык не слушался.

Мужчина не оборачивался, бегая глазами по страницам, ничего не замечая вокруг.
Винчестер всем телом дернулся к нему, протягивая руку, чувствуя, как с груди слетают датчики, натягивается трубка капельницы, со сгиба локтя отклеивается пластырь, выскальзывает игла. Металлическая стойка, на которой крепились бутыли с вливаемыми ему лекарствами, накренилась и с оглушительным грохотом рухнула на пол, едва не зацепив мужчину в халате. Тот вздрогнул от неожиданности и резко обернулся, уставившись на Винчестера широко распахнутыми синими глазами.
- Кас… - Дин пытался проглотить застрявший в горле ком, слезы душили, он задыхался от переполняющих его эмоций. Бинты, сдавливающие грудную клетку, не пускали воздух в легкие, не позволяли закричать… Из горла рвались хриплые рыдания.

В палату ворвались какие-то люди, сбежавшиеся на шум, они оттеснили в сторону, загородив от Дина фигуру мужчины. Винчестер пытался вырываться, но сильные руки вдавили его в матрас, не давая двигаться.
- Пустите!.. Кас!.. Кастиэль!..
Хмурое мужское лицо склонилось к нему, удерживая на месте голову.
- Успокоительное, быстро!
Винчестер почувствовал, как игла прокалывает кожу, по всему телу разливается свинцовая тяжесть, лишая возможности сопротивляться. Проваливаясь в сон, он мог думать лишь о том, не почудился ли ему мужчина у стены, так сильно похожий на Кастиэля…




Когда он очнулся, был уже вечер. Открыв глаза, Дин увидел сидящего рядом пожилого мужчину, лицо которого он видел перед тем, как отключиться. Винчестер сделал попытку приподняться.
- Полегче, ковбой, - Сильная рука легла ему на плечо, вынуждая оставаться на месте. – Куда это ты снова собрался?
Винчестер узнал этот голос – его он слышал, когда был без сознания. Дин прочистил горло.
- Мужчина… Я видел его утром… - Слова давались с трудом и врачу пришлось наклониться, чтобы услышать вопрос.
- Это Эйден. – Мужчина тепло улыбнулся. – Он видел, как твоя машина перевернулась и вызвал скорую.
- Эйден?.. – Винчестер поднял растерянный взгляд на врача. – Он доктор?
- Пока нет, но скоро им станет. – Внимательные глаза мужчины изучали перемены в его лице. – А вы что, знакомы?
- Я… я не знаю… Не уверен… - исправился Дин. – Наверное мне показалось… - Он отвел взгляд и нахмурился.
- Дело в том, - начал мужчина, - что я встретил его почти три года назад. – Винчестер напрягся и поднял глаза, внимательно слушая. – Он ничего о себе не помнил – ни кто он, ни откуда, вообще ничего. Моя жена умерла незадолго до этого и я живу достаточно уединенно… - Дин уловил печаль в его голосе. – В тот вечер случилось какое-то странное атмосферное явление, ничего подобного я раньше не видел. В новостях сказали, что это был не то метеоритный, не то метеорный поток. – Он сдвинул брови, напрягая память. – Я вышел на крыльцо. Начинало темнеть, лил дождь, небо то тут, то там озарялось вспышками света. Мне стало любопытно, что это и, когда я пошел через лес к холму, чтобы взобраться повыше, вдруг наткнулся на него. Видок у него был тот еще – грязный, изодранный плащ, сам весь в ушибах, порезах и ссадинах… - Доктор нахмурился и на минуту замолчал. Потом он тряхнул головой и продолжил. – Я подумал, что его избили или он попал под машину – ему требовалась помощь. Я привел его в дом, обработал раны, пытался узнать, что с ним произошло. Вот тут-то и выяснилось, что он ничего не помнит до момента нашей встречи. Утром я отвез его в свою больницу. Странно, но многочисленные анализы и обследования не выявили никаких серьезных нарушений. Ни гематомы, ни опухоли, ни нарушений мозговой деятельности… Он просто потерял память, а причина до сих пор остается загадкой… - Мужчина умолк и Дин не смел его перебивать. – В общем, его никто не искал, идти ему было некуда и, после выписки, он остался у меня. В больнице к нему приклеилось имя Эйден, фамилию в документы вписали мою – Вудс. Знаешь, он мне, как сын… – Доктор вновь мягко улыбнулся. – Эйден заинтересовался медициной. Он экстерном закончил университет и сейчас проходит практику в нашей больнице. Возможно раньше он был врачом, мне иногда кажется, что он разбирается во всем лучше меня. Он всегда безошибочно ставит диагнозы, пациенты его просто обожают. Никто уже давно не испытывает никаких трудностей в общении с ним – Эйден научился отлично читать по губам.
Дин, ничего не понимая, вопросительно уставился на доктора.
- Читать по губам? – повторил он последнюю фразу, думая, что ослышался.
- После той ночи, вместе с памятью, он потерял и слух…
Внутри у Дина все сжалось.
- Мистер Вудс… Я могу увидеть его? Ну, то есть… - Винчестер закашлялся, чувствуя, что голос предательски срывается. – Я хотел поблагодарить его…
- Еще успеешь! – Доктор рассмеялся, слегка похлопав Винчестера по плечу. – С завтрашнего дня я передаю тебя ему, ты – его пациент и вы с ним теперь будете часто видеться.
Мужчина поднялся на ноги, напоследок глянув показания мониторов и, кивнув Дину, вышел в коридор.

Винчестер откинул голову на подушку, пытаясь осознать услышанное. Господи, неужели он все-таки нашел Кастиэля? Огромное облегчение от этой мысли слегка омрачалось рассказом доктора, но это было настолько не важно для него сейчас, настолько не значительно, по сравнению с давно забытым, переполняющим его ощущением счастья.

Дин прикрыл глаза. Он вспомнил свой первый разговор с Кастиэлем, его слова: «Чудеса случаются, Дин». Он тогда ответил: «Со мной не случались…»
Винчестер улыбнулся. Он никогда еще не был настолько рад тому, что оказался не прав.



Часть 4

Дин проснулся от того, что прохладные пальцы, прощупывая пульс, легли на его запястье и матрас слегка прогнулся под весом присевшего рядом человека. Винчестер открыл глаза и замер, задержав дыхание. Прямо перед собой он увидел лицо Кастиэля. Ярко-синие глаза внимательно смотрели на него и у Дина защемило сердце от этого взгляда – такого знакомого, такого родного. Он жадно вглядывался в лицо Каса, отмечая едва уловимые изменения.
Он стал выглядеть чуточку старше, под глазами угадывались едва заметные темные круги, прибавилось морщинок на лбу… Но глаза… Глаза были прежними, они словно прожигали в нем дыру, проникая прямо в душу, в них словно еще хранилась вся мудрость Небесного существа, которым он был когда-то.
На секунду Дин забыл где он, забыл об аварии, забыл о вчерашнем разговоре с доктором… Перед ним сидел прежний Кастиэль – его Ангел…
- Как самочувствие? – Дин вздрогнул от звука родного, хрипловатого голоса, который он уже отчаялся когда-либо услышать вновь. – Я твой лечащий врач, Эйден Вудс, можно просто Эйден.
Последние слова заставили Винчестера вернуться к реальности. Он вспомнил, что все это время не дышал и, наконец-то смог выдохнуть.
- Дин. – Он с отчаянной надеждой всматривался в до-боли знакомое лицо, словно ожидая, что, услышав его имя, Кас вспомнит себя и вспомнит его. – Дин Винчестер.
- Ну вот и отлично, Дин, теперь я хотя бы буду знать, какое имя написать в твоей карте. – Эйден дружелюбно улыбнулся. А Винчестер с тоской понял, что его надежды не оправдались – Кастиэль его не вспомнил.
- Дин, что-то не так? – Прозвучавший вопрос вывел Винчестера из ступора. Его собеседник, очевидно, прочитал на его лице ту боль и разочарование, которые он не сумел скрыть.
Он отрицательно качнул головой, постарался выдавить из себя ответную улыбку и поднял лицо, пытаясь выглядеть максимально непринужденно, но перехватив взгляд мужчины, почувствовал, что земля уходит из-под ног. Кас сидел, слегка склонив голову на бок, пристально глядя прямо на него и медленно переводя взгляд с глаз на губы и обратно. У Дина пересохло во рту, сердце на миг замерло, а потом заколотилось так, что в ушах зашумело и закружилась голова. Его накрыло давними воспоминаниями о том, когда Кастиэль часто вторгался в его «личное пространство» и Винчестеру приходилось, смущаясь, объяснять, что у людей так не принято.

Дин растерялся, нервно облизал пересохшие губы. Пауза затягивалась, но Кас, не отводя взгляда, продолжал смотреть. Винчестер почувствовал, как кровь приливает к лицу и одновременно ощутил тянущее напряжение внизу живота. «Боже, Кас, зачем ты это делаешь?» Дин шумно дышал. Единственным его желанием сейчас было - рывком притянуть бывшего Ангела к себе и впиться в его губы грубым поцелуем. Блядь… если бы не бесчисленные повязки, сковывающие движения, неизвестно чем бы закончился этот его порыв.

Винчестер чувствовал себя полным идиотом. Кастиэль продолжал на него смотреть, словно ждал чего-то. Но чего? Дин не понимал. От с трудом сдерживаемого возбуждения его начало трясти. Взгляд Каса, все еще не убравшего руку с его запястья, стал обеспокоенным. Он сжал пальцы, ощущая бешеное сердцебиение под ними, протянув вторую руку ко лбу Винчестера, легко касаясь его тыльной стороной ладони. От такого знакомого жеста охотник дернулся, пытаясь уйти от прикосновения.
- Дин, что не так? Тебе плохо? – Его взгляд был прикован к губам парня. – Дин! Скажи что-нибудь! – В голосе сквозила тревога. – Дин! – Взгляд метнулся вверх, заглядывая Винчестеру в глаза и снова опустился на губы.

Дин начал понимать, его словно окатили холодной водой, приводя в чувство. Он прикрыл глаза, тихонько застонав – до него, наконец-то дошло. Эйден задал вопрос и просто ждал ответа. Он же не мог услышать его, просто хотел прочитать по губам…
«Идиот… Какой же я идиот…» Так стыдно Дину еще не было никогда в жизни.
- Дин! – Эйден, уже не скрывая беспокойства в голосе, почти кричал. Рука потянулась к тревожной кнопке, но Винчестер остановил его, положив ладонь сверху.
- Все в порядке… Эйден… - Выдавил он с трудом, запнувшись на чужом имени. – Я в порядке, правда…
Дин нашел в себе силы вновь посмотреть в глаза падшего Ангела – в них застыла паника. Охотник никогда раньше не видел на всегда бесстрастном лице Кастиэля таких сильных эмоций. Это выбивало из колеи и так сильно выходило за рамки привычного, что Дину потребовалось неимоверное усилие, чтобы привести чувства в порядок и постараться улыбнуться.
- Дин, у тебя пульс зашкаливает, ты здорово напугал меня…
- Уже все хорошо, перебил его Винчестер. – Не переживай, это так, временное недомогание… Я просто устал, мне нужно немного отдохнуть, - Медленно выговаривая слова, чтобы было легче их понять, произнес парень и вдруг понял, что не солгал, это была правда. Ему действительно было необходимо сейчас собраться с мыслями, побыть одному.
Кастиэль кивнул, не сводя беспокойного взгляда с лица странного пациента, еще раз убедился, что сердцебиение приходит в норму и медленно поднялся.
- Я зайду позже… Отдыхай, Дин.
Винчестер проводил его взглядом до двери и постарался расслабиться.




К Дину запоздало приходило понимание, что Ангела, которого он знал, больше нет. Есть Эйден, его лечащий врач, очень сильно напоминающий Кастиэля, но это не он. Теперь уже не он… И Винчестеру придется жить с этим, видеть его каждый день и хотя бы постараться не сравнивать их, чтобы избежать разочарования и еще более неловких ситуаций.

Дин почувствовал злость. Он начинал ненавидеть Эйдена. Ненавидеть за то, что он так похож внешне и, одновременно, совсем не похож внутри на того Ангела, который, казалось, всегда будет рядом. Который может и не понимал шуток, не разбирался в элементарных вещах, напоминая порой наивного ребенка, но, при этом, вызывал в Дине такие неоднозначные эмоции и желания, которые переворачивали душу охотника, меняли его представление о жизни, об отношениях и несомненно пугали.
Эти чувства уже практически оформились в слова, нужно было только их произнести… Но он не успел. Всегда находились какие-то причины, чтобы отложить этот важный разговор на потом. А теперь уже поздно. Каса больше нет. Нет его Ангела, с которым у него была особая связь, не похожая ни на что. Она оборвалась еще три года назад, когда Дин потерял Кастиэля, потерял Сэма, потерял себя. Бессмысленно сваливать вину на Эйдена, ненавидеть его за то, что произошло с жизнью Дина. Во всем виноват только он сам.

Виноват в своей слабости, трусости и неспособности вовремя открыться, что испытываешь сильные чувства, по отношению к Ангелу. Признайся он в этом тогда, может Кастиэль и не вернулся бы на небеса, с которых потом рухнул на землю.

Виноват в смерти брата, в том, что бросил его одного, недосмотрел. В том, что его не было рядом, когда Сэмми принял погубившее его решение. Если бы Дин был тогда с ним, он бы никогда не позволил Сэму сделать это. Никакие демоны и прочие адские твари, никакая возможность запечатать их навечно в Аду, не стоили этой жертвы, по значимости и рядом не стояли с жизнью его младшего брата.

Так за что ему ненавидеть Эйдена? Не было ни одной причины для этого. Винить во всем и ненавидеть нужно только себя…



Часть 5

Дин быстро шел на поправку – раны затягивались, сломанные кости срастались. Если бы душа могла так же легко исцеляться, как восстанавливалось тело.

Врачи не уставали удивляться тому, с каким упорством парень шел к выздоровлению. Никто из них не догадывался, что причина, по которой он не пропускал ни одного восстановительного занятия, ни одной процедуры было только одна. Винчестер хотел поскорее уехать отсюда, чтобы не видеть каждый день лицо синеглазого мужчины, слишком сильно напоминающий ему призрак из прошлого.

Господи, как же они были похожи… Дин, сам того не желая, продолжал их сравнивать, искать в этом мужчине черты, присущие Кастиэлю. Он отчаянно противился этому, не желая осквернять память о своем Ангеле, но, чем больше времени они проводили вместе, тем сложнее Дину было держать дистанцию. Черта, которую он провел, отделив Кастиэля от Эйдена, становилась все более зыбкой и размытой.
Это бесило Винчестера, заставляло злиться на себя и срываться на бывшем Ангеле. Тот не понимал резких перемен в его настроении, но стойко переносил все его выходки и грубости, ни разу не позволив себе ответить ему тем же.

Охотнику все труднее становилось отталкивать от себя человека, который так искренне стремился ему помочь и ни разу ни в чем не упрекнул.
Все чаще Дин ловил себя на мысли, что ему нравится общество Эйдена, его открытая улыбка, его прохладные пальцы, невесомо касающиеся его кожи, когда он обрабатывал заживающие раны и менял повязки, его руки, скользящие по телу Дина, когда он разминал застоявшиеся мышцы, восстанавливая кровообращение, заставляя их снова работать.
Винчестер расслаблялся в его умелых руках, которые могли быть такими неожиданно сильными и одновременно аккуратными, касаясь именно так, как было необходимо, как нравилось Дину, будоража в нем глубоко спрятанные эмоции и чувства.

Он незаметно привязывался к Эйдену, все чаще думая о нем, об их долгих разговорах ни о чем. О том, как мужчина не сводит глаз с его губ, ловя каждое сказанное Дином слово. О том, как вместо того, чтобы окликнуть, когда Эйден стоял к нему спиной, Винчестер слегка касался его плеча, а тот вздрагивал и оборачивался с улыбкой и каким-то неуловимым выражением синих глаз, которые доверчиво смотрели на него, каждый раз заставляя дыхание останавливаться, а пульс учащаться.




Однажды Эйден зашел в его палату, прикрыл за собой дверь и сел на стул рядом с Винчестером. Руки были сцеплены в замок на коленях, он выглядел растерянным.
- Дин… - Начал он, глядя куда угодно, только не на Винчестера. – Я хочу спросить тебя… - Его голос был тихим, словно он не хотел, чтобы кто-нибудь их услышал. – Если не хочешь, можешь не отвечать, это не мое дело, но только не ври мне… - Винчестер напрягся, привстав с койки и садясь на ее край, напротив Эйдена.
- Спрашивай, - Дин пытался встретиться с ним глазами, но Эйден упрямо отводил взгляд.
- После аварии я забрал твою машину – хотел восстановить ее. Мне показалось, что она для тебя много значит и я хотел сделать для тебя сюрприз к выписке… - Он смутился и еще ниже опустил голову. – Так вот… В багажнике я обнаружил много… странных вещей…
- Эйден…
- Оружие, ножи, книги, фальшивые документы…
- Эйден, это не то, о чем ты подумал…
Я никому ничего не сказал и, будь уверен, не скажу, но…
- Эйден… - Дин положил свою ладонь на его сцепленные пальцы и продолжил, когда тот поднял глаза. – Выслушай меня, пожалуйста… Если ты решишь, что это бред сумасшедшего, я не обижусь. – Он слегка улыбнулся, чувствуя, как пальцы под его рукой немного расслабились. – Я охотник. Это наше семейное дело. Мой отец и мой брат… были охотниками. – Он слегка запнулся на слове «были», но все же продолжил. – Понимаешь, в мире существует добро и зло, причем гораздо буквальней, чем ты можешь себе представить. Практически все персонажи сказок, легенд и мифов разных народов – это не плод фантазии, а реальность. Может слегка приукрашенная или видоизмененная, но реальность… Вампиры, оборотни, призраки, демоны… ангелы, - Он сглотнул. – Это все не выдумка, они существуют. Мы, охотники, ищем и истребляем эту нечисть, когда эти твари начинают угрожать людям.
Винчестер говорил торопливо, боясь, что Эйден не дослушает его до конца, вскочит и уйдет, хлопнув дверью.
- Я понимаю, как это звучит, ты явно мне не поверишь, но я не псих и не выдумал это…
- Дин… - Эйден смотрел ему прямо в глаза. – Я верю тебе. – Голос был хриплым от волнения. – Я тоже должен тебе кое в чем признаться… Иногда я вижу странные вещи… Людей со страшными лицами и черными глазами, слышу голоса у себя в голове… - Дин не верил своим ушам. – Мне часто снятся кошмары о жутких существах и кровь… кровь повсюду… на моих руках, на одежде… - Он нервно запустил пальца в волосы и закусил губу. – Честно говоря, я боялся, что схожу с ума… Ты же понимаешь, я не мог о таком никому рассказать – меня бы сразу объявили сумасшедшим и закрыли в психушку… - Он вскочил на ноги и подошел к окну, вцепившись в подоконник.
Винчестер, все еще пребывая в шоке от такого признания, медленно поднялся со своего места и подошел к Падшему Ангелу.

В Дине боролись два желания. Рассказать Эйдену обо всем - кто он такой и почему ничего не помнит, об Аде и Небесах, скрижалях и испытаниях, о том, кем они были друг для друга и смерти Сэма… Или же оставить все как есть, не усложняя еще больше и без того непростую ситуацию… Какое он имел право вмешиваться в новую жизнь бывшего Ангела? Ему и так было непросто найти свое место в ней и он казался довольным тем, что имел, Винчестер даже мог бы назвать его счастливым. Как он мог разрушить все, что Кас обрел после падения, вырвать его из обычной человеческой жизни и вернуть обратно, к тому, что было? Без своих ангельских сил Кастиэль был беззащитным перед злом – он стал смертным. Дин не мог рисковать его жизнью. Он не переживет, если потеряет его… еще раз…

Вдруг Эйден резко обернулся к нему.
- Дин, я один из этих монстров, да? Я поэтому могу их видеть? – Его глаза были широко распахнуты, губы дрожали. – Кто я, Дин?
- Эй… эй… Ну ты что?... Успокойся… - Винчестер положил руки ему на плечи, слегка сжимая пальцы. – Ты вовсе никакой не монстр… - И после небольшой паузы, приняв решение, добавил. – Ты человек. Просто особенный… Понял меня?

Дин смотрел в эти неземные глаза, которые были сейчас так близко и видел в них Кастиэля, которого уже не вернуть, не сказать всех тех слов, которые копились в душе и так и не были сказаны, тех слов, которые были так важны…
Он скользил взглядом по лицу Эйдена, а видел Каса, с его вечно съехавшим набок синим галстуком и растрепанной шевелюрой. «Есть вещи, которые никогда не меняются», - усмехнулся Винчестер, оглядывая лежащие в беспорядке темные пряди. Он поднял руку, провел ей по непослушным волосам, пропуская их сквозь пальцы, убирая со лба упрямую челку. Рука задержалась у виска, отметив несколько седых волос, которых раньше не было.
Дин задумчиво провел пальцами по щеке мужчины, отметив легкую небритость, которая очень ему шла и приятно покалывала ладонь, скулы, теперь чуть резче выделяющиеся на слегка осунувшемся лице. Лишь губы были такими, как он их запомнил, четко очерченными и совсем слегка обветренными. И он сделал то, о чем давно мечтал – провел большим пальцем по верхней, затем по нижней губе, обводя по контуру, наслаждаясь ощущениями. Винчестер полностью погрузился в свои мысли, мир вокруг словно перестал существовать, словно за пределами больничной палаты ничего больше не было, только эта комната и два человека в ней.

Дин, повинуясь внезапному порыву, качнулся вперед, накрывая губы мужчины своими. Они были мягкими и податливыми, именно такими, как он себе и представлял. Пальцы Дина легко провели по коже за ухом и легли на затылок, притягивая ближе. Вторая рука медленно скользнула под халат, проникая под футболку. Горячая ладонь блуждала вдоль позвоночника, оглаживая и лаская, пальцы жадно изучали рельеф мышц на спине и плечах. Винчестер ощутил, как горячая волна возбуждения поднимается внутри, сметая все сомнения, вызывая нетерпеливую дрожь и покалывания в кончиках пальцев.
Эйден стоял, закрыв глаза и хрипло дышал. Он полностью отдался во власть незнакомых ощущений, наслаждаясь силой напряженного тела парня, ласкающего его уверенными движениями. Эйден льнул к нему всем телом, подставляясь под ласкающие его руки, чувствуя, как земля уходит из-под ног. Он откинул назад голову, пытаясь вдохнуть глоток воздуха и требовательные губы Дина тут же впились ему в шею, жадно втягивая кожу.
- Дин… - Из горла мужчины вырвался несдержанный стон, выбивая из легких остатки кислорода. Эйдена трясло от возбуждения, он вцепился в широкие плечи Винчестера, ощущая под пальцами твердые, как камень мускулы, колени предательски подгибались.
Винчестер поднял на него потемневшие от страсти глаза, едва сдерживая желание сорвать с мужчины одежду, чтобы ощутить это прекрасное тело кожа к коже, впечатать в матрац и заставить кричать от наслаждения…

Внезапно Эйден вздрогнул и отпрянул от парня, растерянно глядя тому через плечо. Дин оглянулся на дверь и увидел медсестру, застывшую на пороге с неподдающимся описанию выражением на лице. Она тут же извинилась и быстро вышла. Винчестер медленно повернул голову к Эйдену. Тот побледнел, как полотно, опустил взгляд в пол и, избегая встречаться с Винчестером глазами, поправлял на себе одежду.

Дин сделал несколько шагов к кровати и тяжело опустился на нее, закрыв лицо руками. Винчестер чувствовал на себе пристальный взгляд, но ему нечего было сказать. Спустя несколько долгих секунд он услышал звук закрываемой двери и удаляющийся звук шагов по коридору.




Дин выписался из больницы в тот же день. Он снял на сутки номер в мотеле на окраине и решил, что утром уедет. Покинет этот, чертов городок, вычеркнет из своей жизни события прошедших недель, забудет, как страшный сон и никогда больше сюда не вернется.

Кастиэль заслужил шанс быть счастливым, прожить нормальную, человеческую жизнь, спокойную и размеренную. Он заплатил слишком высокую цену, чтобы из-за эгоистичного поступка Дина, в одночасье лишиться всего. Он потерял ангельские силы, потерял крылья, потерял небеса… Судьба дала ему возможность начать все с начала, с чистого листа, а Дин чуть было все не испортил. Он губит все, к чему прикасается. Он уедет. Завтра же. Он не позволит себе снова разрушить жизнь Каса.

А сегодня он напьется. Это не заглушит боль, лишь сделает ее не такой острой, не излечит изодранную душу, но позволит забыться… хотя бы ненадолго…



Часть 6

Винчестер узнал адрес мистера Вудса в больнице. Он не мог сбежать как трус, не поблагодарив врача, спасшего его жизнь и не извинившись. Дин не знал, как его встретят и пока такси везло его к одиноко стоящему дому в лесу, Винчестер пытался придумать, что он скажет на прощание человеку, ставшему для Кастиэля семьей, собравшему воедино и давшему новую жизнь его Ангелу, когда Дина не было рядом.

Машина притормозила у небольшого, но добротного дома и Винчестер, с тяжелым сердцем, вышел из машины. Доктор, очевидно услышав звук двигателя, вышел на крыльцо.
- Мистер Вудс, я приехал, чтобы…
- Отпусти машину, Дин. – его тон не терпел возражений.
Дин расплатился с водителем и такси, развернувшись, скрылось за поворотом.
Винчестер засунул руки в карманы джинсов, глядя себе под ноги.
- Зачем ты приехал? – Голос пожилого мужчины был тихим и уставшим.
Дин молчал. Знать бы самому, зачем. В груди что-то болезненно сжалось. Он вдруг понял, насколько глупой была его идея.
Я уезжаю, - Он нашел в себе силы посмотреть мужчине в глаза. - Хотел поблагодарить Вас за то, что спасли мне жизнь и попросить прощения, что приходится уезжать так внезапно…
Доктор внимательно смотрел на него с пол-минуты, словно что-то обдумывал, а потом коротко кивнул.
- Иди за мной.

Он направился на задний двор и Дин, ничего не понимая, пошел за ним. Когда они завернули за угол, Винчестер застыл на месте, открыв рот – перед ним стояла его Импала, поблескивая на солнце свежей краской.
- Он все же сделал это… - голос Дина дрогнул. – Эйден говорил мне, что собирался ее восстановить, но я не думал…
Дин осекся и подошел к своей детке. Он погладил рукой скат крыши, провел вниз по стойке и задержал ладонь на капоте.

- Почему ты мне солгал? – Винчестер вздрогнул и обернулся к Доктору. Тот, скрестив руки на груди, сверлил его суровым взглядом. – Когда я спросил тебя, знакомы ли вы, ты ответил, что не знаешь Эйдена. Почему?
- Я подумал, что так будет лучше… - Дин отвел глаза, рассеянно поглаживая рукой блестящую поверхность машины.
- Для кого? – Голос мужчины оставался спокойным, лишь глаза выдавали бушевавшие в нем эмоции. – Для Эйдена? Да он был готов на что угодно, чтобы узнать хоть что-то о своей жизни… Ты представляешь, что чувствуешь, враз оставшись без семьи, без дома, без друзей и даже без воспоминаний о них? – Дин отвел взгляд. – Или может для меня? Не проходит и дня, чтобы я не пытался выяснить что-нибудь об Эйдене, найти его родных, попробовать выяснить причины, по которым его никто не ищет, помочь восстановить память и слух! – Слова сыпались на Винчестера, заставляя еще ниже опустить голову, а ответить ему было нечем. – Ты поступил так, как было удобно тебе. Ты вычеркнул Эйдена из своей жизни, а когда встретил снова, предпочел солгать и не дать ему ни малейшего шанса вернуть хотя бы обрывки воспоминаний!
- Вы ничего не знаете обо мне! – Вскинулся Дин. – Понятия не имеете о причинах, по которым я так поступил! Со мной рядом нельзя находиться – я приношу близким мне людям только боль и страдания! Я теряю всех, кто мне дорог! Я потерял всех! Отца, Сэмми, Каса… - На глаза навернулись непрошенные слезы. – И вдруг, спустя три года я встретил его, а он меня не помнит… Не помнит ничего, что мы пережили вместе… А может он не просто так потерял память? Может он сам, подсознательно, не хочет вспоминать прошлое? – Дин уже почти кричал, не замечая, как изменился взгляд пожилого мужчины.
- Почему ты не скажешь ему? – тихо спросил доктор, внимательно глядя на него.
- Сказать что? – Парень вытер рукавом глаза и смотрел куда-то в сторону.
- Что любишь его…
Винчестер растерялся. Он медленно повернулся, посмотрев прямо в карие глаза пожилого мужчины. Он не знал, что ответить. Мысли в голове стали принимать форму, выстраиваясь друг за другом в цепочку.
Доктор шагнул к нему и, взяв руку Дина в свои, вложил ключи от машины ему в ладонь.
- Верни его, Дин... Он не стал меня слушать, собрал вещи и уехал. – Сердце Винчестера болезненно сжалось. – Если он уйдет, мы потеряем его навсегда… Он все, что у меня есть, Дин… Ты должен ему сказать…

Винчестер порывисто обнял мужчину и решительно сел за руль.
Мотор привычно взревел и машина сорвалась с места, оставляя позади одинокую мужскую фигуру.




Автобусный вокзал в городе был один и Винчестер гнал к нему, молясь о том, чтобы не опоздать. Оставив машину у входа он, расталкивая идущих а встречу, бросился в зал ожидания. Он метался между рядами кресел, вызывая недоуменные взгляды ожидающих своего рейса. Кастиэля нигде не было.

Дин подбежал к окошку билетной кассы.
- Где проходит посадка на отходящие рейсы? – Девушка указала ему на вращающиеся двери у противоположной стены и Винчестер рванул туда.
Он бежал между стоящих в ряд автобусов, заглядывая в окна, вглядываясь в лица людей и не находил того, кого искал.
- Эйден! – Он кричал, поворачиваясь во все стороны, понимая, что тот его не услышит, но продолжал звать его. – Эйден!!!
Люди оборачивались, сочувственно глядя на парня, мечущегося от автобуса к автобусу.

Вдруг, в самом конце площади, он увидел знакомую высокую фигуру с взлохмаченными волосами. Посадка заканчивалась и Кас был последним пассажиром у дверей. Он уже поставил ногу на ступеньку, протягивая билет водителю.
- Эйден, стой! – Винчестер сорвался с места. – Эйден! – Тот шагнул в автобус.
– Кас! – Двери захлопнулись и автобус тронулся с места, выезжая на дорогу. – Ка-а-а-с!!! – Дин остановился, обхватив голову руками. – Кастиэль!!!

Его отчаянный крик повис в воздухе.

Все присутствующие замерли, разговоры прекратились, был слышен только звук работающих двигателей.

Автобус, стремительно набирающий скорость, вдруг резко дернулся, взвизгнув тормозами и остановился. Дин рвано дышал, пытаясь сквозь слезы, застилающие глаза, разглядеть, что происходит. Он двинулся к автобусу, постепенно ускоряя шаг, пока не побежал. Двери распахнулись.

Когда до автобуса оставалось несколько метров, Винчестер остановился. Хватая ртом воздух, он смотрел, как темноволосый мужчина нерешительно шагнул на асфальт, замерев.
- Кас… - Дин сделал шаг навстречу, напряженно вглядываясь в растерянное лицо.
Кастиэль встретился с ним взглядом. Эмоции, бушевавшие внутри, отражались на лице, быстро сменяя одна другую.
- Дин… - он сделал шаг в его сторону и снова замер.
Винчестер за секунду преодолел разделявшее их расстояние и сгреб Кастиэля в охапку, прижимаясь мокрой щекой к щеке мужчины, изо всех сил притягивая к себе.
Кас обхватил руками его спину, сминая в кулаках куртку Винчестера, вжимаясь еще ближе, еще теснее.
- Дин… Я… я слышу тебя… - Его голос срывался от волнения. – Я помню тебя… Я все помню…

Болезненное ощущение бесконечного счастья захлестнуло Дина. Он обхватил лицо Кастиэля руками, жадно вглядываясь в родные черты.
- Прости меня, Кас… За все… За все то, что я тебе наговорил тогда… и за то, что так и не сказал… Больше я никуда тебя не отпущу…

Дин впился губами в губы Каса, порывисто сминая их в поцелуе, чувствуя, что тот отвечает ему, так же, несдержанно и отчаянно...



Эпилог

- Посмотри на меня… - Дин навис над Кастиэлем, опираясь на руки, чувствуя, как дрожит под ним разгоряченное тело.
Кас медленно открыл глаза, встречая взгляд, полный страсти и нежности. Зелень радужки едва угадывалась, вытесненная расширенными зрачками.

Мягкие губы склонились к его лицу, покрывая поцелуями уголки рта, скулы, задержались на шее и продолжили спускаться, мягко касаясь плеч, очерчивая выступающие ключицы.
Жаркое дыхание опалило кожу на груди, вырывая стон и заставляя нетерпеливо выгнуться навстречу.
Пальцы запутались в волосах, притягивая родное лицо ближе. Дин повернул голову, нежно прижимаясь к руке падшего Ангела и, поцеловав в середину ладони, продолжил исследовать его тело, спускаясь ниже, поводя языком вниз по животу.

Сильные руки крепко сжимали бока Кастиэля, не позволяя сдвинуться с места.
Винчестер, едва касаясь, скользнул зубами по выпирающей косточке, вызвав судорожный вздох и тут же накрыл ее ртом, всем телом ощущая новую волну дрожи, поднимающуюся в Кастиэле.
Мучительно-сладкое напряжение разливалось по низу живота. Кас потерялся в ощущениях. Он впился пальцами в мускулистые плечи парня, пытаясь привстать, но горячая ладонь тут же легла ему на грудь, вынуждая опуститься обратно.
- Не спеши, Кас… Расслабься… - Низкий голос туманил разум, разнося жар по всему телу. – Я только начал…
Не в силах сопротивляться, Кас откинулся на подушки, запрокидывая голову и всецело отдаваясь во власть его человека.

Дин сдвинулся ниже, приподнимаясь на локтях и, шумно выдохнув, прижался лицом к паху Кастиэля. В уголка его рта заиграла улыбка, когда он почувствовал реакцию на свои действия. Член Каса подрагивал в миллиметре от его губ, отзываясь на каждое невесомое прикосновение.
Кончиком языка он провел вдоль ствола, задержавшись но головке, обводя ее по кругу и аккуратно обхватил губами.
- Ди-и-и-н! – С хриплым стоном Кас взметнулся вверх, теряя власть над собой. Винчестер поднял на него затуманенный взгляд, встречаясь с сумасшедшими глазами Кастиэля и, не разрывая зрительного контакта, медленно стал опускаться к основанию. От вида этих губ, плотно обхватывающих его плоть, у Каса потемнело в глазах. Невыносимое напряжение продолжало нарастать, вселенная сжалась в одной точке и это были губы Дина, мучительно медленно скользящие вниз.
Остатками сознания Кастиэль почувствовал аккуратные пальцы, медленно и осторожно растягивающие его. Они двигались в одном ритме с губами Дина и это сводило с ума.
Чувство эйфории достигало высшей точки, оно неотвратимо росло, заполняя его изнутри, заставляя метаться по постели.
- Дин… пожалуйста… - Кастиэль задыхался от избытка незнакомых эмоций.

Не в силах больше сдерживать сумасшедшее желание, Дин рывком подтянул к себе падшего Ангела и одним нетерпеливым движением вошел в него до предела.
Взрыв ощущений раскаленной волной окатил Кастиэля, швыряя его в бездну, лишая рассудка, заставляя кричать. Он судорожно сжался вокруг члена Дина, стиснув его бока коленями, царапая спину ногтями, выплескиваясь себе на живот.

Ощущение жаркой тесноты было умопомрачительным. Послав к чертям остатки самообладания, Дин, с хриплым стоном впился зубами в плечо Кастиэля, вжимаясь пальцами в его бедра и, уже не сдерживал себя, двигаясь уверенными мощными рывками.
Состояние опьяняющего экстаза поглотило его, волны оргазма накрывали его снова и снова, пока он толчками изливался в содрогающегося Кастиэля.

Чувство всеохватывающей бесплотности охватило их обоих, разлилось по телу, стирая границы времени и пространства.

- Боже мой, как ты прекрасен… - восторженный шепот проник в затуманенное сознание Кастиэля.

Дин смотрел на него, не в силах сдержать восхищение. Он заново обрел своего ангела, вернув себе смысл жизни. То, через что им пришлось пройти, навсегда останется с ним. Это было частью их жизни, их прошлого. Именно благодаря пережитым потерям, начинаешь дорожить тем, что имеешь. Только когда тебе есть, что терять, понимаешь значимость каждого мгновения, со всей остротой ощущая ценность и хрупкость жизни.



Не каждому судьба дает второй шанс, но он свой получил. Дин не знал, достоин ли он его, заслужил ли возможность исправить свои ошибки, но этот шанс он уже не упустит…
И Дин, крепко прижимая к себе расслабленное тело, слушая размеренное сердцебиение и, уже соскальзывая в объятия сна, тихо выдохнул три слова, которые должен был сказать еще очень давно…

@темы: Фанфики